Древнейший кочевник степи

Материал предоставлен журналом World Discovery Kazakhstan

Сайгаки – самые древние кочевники необъятных степей Казахстана. Огромные стада этих удивительных животных паслись бок о бок еще во времена ледникового периода с мамонтами и шерстистыми носорогами. С древних времен это животное было известно под названием «сайга». Это имя ему дал греко-римский географ Страбон, живший более 2000 лет назад. Примечательно, что он положил начало нелепому предположению древних о предназначении необычного «носа» сайги. Страбон утверждал: сайга набирает своим носом питьевую воду, и это помогает ей обходиться без влаги несколько дней. Еще более фантастическую версию спустя шестнадцать столетий, в 1660 году, изложил в своих записях А. Баплан: «У носатой сайги отсутствует переносица, и она не может управлять своим причудливым носом. Из-за этого сайга пасется, пятясь задом…». На самом же деле причина горбоносости сайгака в устройстве его носа: высоко изогнутые носовые кости образуют широкую полость, выстланную изнутри слизистыми железами. Во время бега по степи ноздри животного обращены вниз, при этом передние полости носовых ходов могут широко раздуваться, помогая фильтровать воздух. Когда ученые произвели вскрытие носа сайгака, то нашли комки спрессованной пыли, буквально сцементированные слюной. Кстати, такие комочки находили и у верблюдов.
Сайгак носит почти прямые рога длиной до 30 см, которые слегка изогнуты в конце. Рост в холке составляет 60-80 см, длина тела –
110-150 см, хвоста – не более 8-12 см. Телосложение легкое и немного непропорциональное, туловище удлиненное. Тонкие ноги коротковаты. Небольшие уши имеют округлую форму. Окрас рыжеватый, но встречается и чисто белый, а также черный. Слух и обоняние развиты достаточно слабо, но зато опасность сайгак может заметить на расстоянии до 1 км!
Питается животное множеством видов растений, из которых 13% не употребляется в пищу домашним скотом или другими дикими животными. Причина –
в избыточном содержании в указанных представителях флоры соли и некоторых ядовитых веществ. Надо отметить, что именно эти растения входят в основное меню сайгаков. Сайгак не пьет воду, пока не выест всю сочную растительность в округе. Но после он бывает вынужден покрывать огромные расстояния в поисках зеленых растений. А вот при наступлении настоящей засухи сайгак начинает предельно нуждаться в воде. На водопой стадо идет «гуськом». Животные раздувают свой «хобот» и, входя в воду, проводят в ней 7-8 минут.
Главный враг сайгака, естественно, не считая человека, – это волк. Но волки не в состоянии догнать здоровую особь, зато истощенные гоном самцы, находящиеся на последних месяцах беременности самки и особенно детеныши очень уязвимы перед хищниками. К тому же на высоком снегу волки, в отличие от сайгаков, не проваливаются в снег. Здесь спасительные летом копыта играют злую шутку со своими быстроногими хозяевами. Надо сказать, что у волков имеется еще одно преимущество –
умение охотиться стаей; преследуемые ими сайгаки, описав дугу, возвращаются к исходному пункту, где их встречает другая часть волчьей стаи, не принимавшая участия в погоне.
Жизнь сайгака проходит в постоянном кочевании. Подобно большинству других животных, сайгаки очень точно предчувствуют предстоящие изменения в природе, приводящие впоследствии к засухам или снегопадам. Это помогает им скорее откочевать в другое место. На пастбищах сайгаки движутся сравнительно медленно и места, населенные людьми, стараются обходить стороной. С наступлением сильных холодов, которые могут полностью отрезать сайгачье стадо от кормных мест, животные спешат на юг, преодолевая за сутки расстояния до 200 км.
В мягкие же зимы, когда покров снега не превышает 10 см, сайгакам спешить некуда, и они бредут, пощипывая доступную растительность. К концу зимы их стада начинают обратную миграцию на север. Обычно сайгаки бегут иноходью со скоростью 70-80 км в час. В случае же погони сайгак сначала высоко подскакивает в воздух, с намерением рассмотреть с какой стороны грозит опасность, а потом уже переходит на галоп. При этом, убегая, он старается придерживаться равнинной местности, не перепрыгивая, а обегая препятствия.
Такое поведение характерно для всех степных животных, которые испытывают непреодолимый страх перед кустарниками, за которыми могут притаиться хищники. Замечено, что если стадо сайгаков проходит через поля ржи и пшеницы, то ущерб составляет всего 15-30 оборванных колосьев. Даже во время бескормицы сайгаки никогда не пытаются пробраться к угодьям человека. В отличие от владельцев круглых тупых копыт: лошадей Пржевальского, диких ослов и куланов, - сайга с помощью острых копыт умеет выкапывать из-под снега полынь, богатую жиром и белками. Возможно, в этом и заключается главный секрет живучести сайгака.
Самые страшные дни наступают для сайгаков в суровые зимы, когда им приходится бежать буквально наперегонки со смертью. Тогда, не страшась человеческих поселений, не разбирая дороги, они в темпе движутся точно по направлению ветра. В такие зимы сайгаков часто заносит на лед Каспийского моря. Там, вынужденные питаться засохшим тростником, камышом или хворостом, они почти поголовно гибнут. Как правило, если толщина снежного покрова достигает 20 см и при этом он лежит более двух недель, шансов на выживание у сайгаков не остается.
Гон у сайгаков начинается в конце ноября, с наступлением первых холодов. В это время набранный самцами жировой слой на крупе может достигать 3-4 см. У них под глазами отрастают пучки длинной шерсти, а грива на шее становится грязно-бурой. При этом подглазничные железы выделяют коричневую пахучую жидкость, по которой самец может почуять других самцов даже ночью. Один самец в качестве гарема держит от 2 до 30 самок, за которыми нужно зорко следить, ибо другие самцы всегда готовы отбить из его гарема самку-другую. Порой из-за бесконечных стычек более слабый самец может лишиться всех своих самок. Во время гона мечущийся из стороны в сторону самец доводит себя до полного истощения. Озабоченный продолжением рода, он совсем не ест, а лишь иногда подбирает снег, чтобы утолить жажду. Все это приводит к тому, что весь скудный зимний корм достается самкам, а обезумевшие гоном самцы встречают суровую зиму тощими и обессиленными. В результате этого до 96% самцов остаются умирать в степи. Самые крепкие самцы докрывают молодых самок, которым нет и года…
После гона сайгаки соединяются в одно большое стадо и в конце марта – начале апреля перекочевывают от Каспийского побережья на север на расстояния в 300-350 км. Здесь, на плоской, поросшей редкой травой земле, – идеальном месте для рождения детенышей, у них наступает время окота.
Самки рождают сайгачат на открытой местности, чтобы им легче было заметить опасность. Нередки случаи рождения у сайгаков двойни.
Сайгачье молоко питательнее коровьего, оно содержит 6,7% жира и 5,4% белка. Через 3-4 дня после рождения сайгачата уже начинают пощипывать травку, а в возрасте 2-2,5 месяцев совсем перестают нуждаться в материнском молоке. Человеку даже новорожденного сайгачонка нелегко поймать, но в первые дни жизни малыш лежит, прижавшись к земле, и не шевелится, так что можно подойти и взять его на руки. В таком случае мать отбегает на 500-600 м в сторону и, описав дугу, возвращается. Но в возрасте 5-6 дней сайгачата уже в состоянии бегать со скоростью 30-35 км/час в течение 27-30 минут. А в десятидневном возрасте они бегут так же быстро, как и мать. Примечательно, что у них есть удивительная способность – исчезать внезапно. Секрет здесь в умении сайгаченка резко бросаться наземь, когда рыжий окрас шерсти, слившись с фоном степи, помогает стать невидимым для преследователя. И все же сайгачата часто становятся жертвами воздушного нападения степного беркута или ворона. Сайгачиха-мать всегда доблестно защищает своего детеныша. Высоко подпрыгнув в воздух, она старается ударить птицу копытами или головой. Занимательно, что когда небольшой самолет пролетает мимо сайги слишком низко, то она совершает точно такие же прыжки.
По прошествии недели после рождения детенышей, самки собираются в огромные стада и откочевывают примерно на 200-250 км от «родильных домов». При кочевке издаваемый ими шум становится слышен почти за 3-4 км, а пыль поднимается буквально до небес. Подсчитано, что в первую зиму из пяти сайгачат выживает лишь двое.
В позапрошлом столетии существовал вид овода, откладывающий свои яйца сайгакам под кожу. Вылупившиеся личинки образовывали гнойники, которые причиняли сайгакам нестерпимую боль. Но в конце XIX века этот вид овода вымер в Казахстане. Причина была во внезапном падении численности сайгаков, что привело к нарушению биологического цикла этого опасного паразита. С его исчезновением поголовье сайгаков быстро восстановилось. Иногда страшное заболевание скота –
ящур – также поражает и сайгачьи стада. В таком случае у самцов отламываются верхушки рогов, а весь молодняк погибает тысячами. Но все эти напасти абсолютно не сравнимы с тем уроном, который наносил и наносит сайгакам человек. Только с 1840 по 1850 годы бухарские и хивинские купцы, из-за нелепых свойств, приписанных рогам животного китайцами, продали последним 344 747 пар ребристых рогов сайгака. При этом мясо, по вкусу и питательности не уступающее бараньему, просто осталось гнить в степи.
Способы охоты на сайгаков были разными: если любители поохотиться ходили на них с борзыми собаками или ловчими соколами, то жаждущие добыть рога убивали их, притаившись в засаде около водопоев, либо загоняли на лед, где забивали дубинками. Описаны случаи, когда стада сайгаков гоняли верхом в сторону цепи стрелков. Но самый ужасный способ уничтожения сотен животных без единого выстрела заключался в построении специального загона, для чего сооружали заборы «в два конца», сходящиеся наподобие воронки. Туда охотники загоняли тысячи и тысячи насмерть перепуганных сайгаков, пока те, толкая друг друга, не пробивались в узкий проход, где острыми кольями вспарывали себе животы и грудные клетки. При этом не все антилопы оставались лежать беспомощными внутри и за загоном, большинство несчастных животных убегало в степь покалеченными…
В 50-х годах прошлого века почти вымершие сайгаки, благодаря особым мерам по защите и охране, снова стали увеличивать поголовье. Тогда начали создавать бригады по их отстрелу, состоящие из 5 человек. По ночам такая бригада ездила по степи со скоростью 15-20 км/час. Отыскав антилоп по их светящимся зеленым глазам, бригады подъезжали к ним поближе и включали сильный прожектор. Удивленные сайгаки подходили ближе, и, когда с расстояния 30-40 м можно было различить их пол, стрелки начинали отстреливать самцов. Это привело к тому, что вскоре численное соотношение самок к самцам сильно упало, что сразу же сказалось на популяции. Оказалось, что старые сайги не позволяют молодым спариться с самцами, и теперь за право иметь потомство стали бороться уже самки…
Несмотря на запрет отстрела сайгаков, существующий в Казахстане, число этих животных продолжает неумолимо сокращаться. На воле сайгак уже почти не встречается. Если в 1991-1993 гг их насчитывалось более одного миллиона, то в последующие годы спад численности продолжился просто катастрофическими темпами: в 1998 г. – 410 тыс. особей; в 2000 г. – 148,5 тыс., 2001 г. – 79, 4 тыс., а в 2003 г. – 21,2 тыс. голов.
На сегодняшний день по самым оптимистичным подсчетам ученых сайгаков насчитывается лишь около 20-25 тыс. голов, то есть численность сайгаков упала почти в 40 раз!
В заключение хочется сказать, что сайгаки странным образом не выживают в неволе, отчего их невозможно увидеть ни в одном зоопарке мира.

Бронирование





Имя, телефон, email


Популярные ссылки

Тайланд
Сейшелы
Горящие туры
Бали
Хайнань
Мальдивы

Смотрите так-же



Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.