После Великой Победы

ПИСЬМА советского солдата (1945 – 1947)

Т.Я. Ильина – Шайкевич

Все для фронта, все для победы! Этот лозунг времен Второй мировой был прямым олицетворением мужества и силы тех, кто, не задумываясь, готов был отдать свою жизнь ради общего дела, ради своей Родины, ради спасения человеческих жизней. От этих слов выступают слезы на глазах у тех, кто из-за своих юных лет не мог пойти на фронт, но чьи отцы и деды бились на полях сражений. Этот призыв хорошо знаком сегодняшним тридцатилетним - по учебникам и рассказам родных и учителей. Эти простые и емкие слова не оставят равнодушными современное молодое поколение, если поведать ему о героическом прошлом наших соотечественников.
Великая победа ковалась не только на передовой, но и в тылу, руками стариков, женщин и детей. Великая победа не всем предоставила возможность сразу вернуться домой, многие честью и совестью служили на благо Отечества еще не один год. Таковы были необходимость и требования послевоенного времени. Но, несмотря на все трудности, люди оставались искренними, отзывчивыми и ранимыми. Мечты о родном доме, семье, близких и друзьях помогали жить и выжить. Все это отражено в письмах – единственной, порой, возможности общения с родными.
Журнал «World Discovery Kazakhstan», отдавая дань уважения всем защитникам нашей Родины, публикует на своих страницах отрывки писем молодого солдата, которые наполнены истинно человеческими переживаниями и размышлениями о будущей послевоенной жизни.
Низкий поклон всем Героическим Воинам-Фронтовикам и Самоотверженным Труженикам Тыла, приближавшим Великую Победу!

С первых дней учебы в пятом классе новой для меня московской школы я подружилась с мальчиком по имени Вадик (Владилен – сокращенно от Владимир Ильич Ленин – прим.авт.) по фамилии – Властовский. Одно время мы сидели с ним за одной партой, вместе занимались в школьном драмкружке. Позже я узнала, что отец Вадика в 1937 году был репрессирован. Но еще до этого у него появилась другая семья – жена и сын. Во время войны семья Властовских эвакуировалась в г.Акмолинск (ныне Астана), ко второй жене отца Вадика, отбывавшей там ссылку. Туда же приехала и я к своей ссыльной маме.
Мы снова встретились. Я продолжила учебу в школе, а Вадик пошел работать на завод. Он считал, что во время Отечественной войны нужно не учиться, а помогать фронту. Стремился попасть на войну, но его по возрасту мобилизовали значительно позже. На фронт он так и не попал.

15 апреля 1945 года. Полевая почта 18269
Милая моя! Ты не можешь себе представить, как я рад твоему письму. Ведь это первые вести о школе, о юности. Я сейчас сам не свой от твоего письма – оно как гром разразилось над моей головой. Счастливые и радостные видения прошлого проходят в моей голове…
Мне хочется знать о тебе все без утайки.
Теперь я узнал жизнь не такой, как о ней пишут в книгах, смотрю на нее не через розовые очки, а через простые. Я вижу жестокую правду действительности. Как только получу следующее письмо, напишу тебе подробный отчет о своей духовной жизни. Ведь только с тобой я могу говорить об этом. Верно ведь? Очень прошу тебя пришли мне свою фотографию, я в свою очередь постараюсь сделать то же самое при первом удобном случае. Горячий привет нашим одноклассникам.
Жду с нетерпением писем. Целую тебя крепко. Вадик.

16 мая 1945 года. Ростов, п/п 21696 «К»
Здравствуй, Томка!
Прости, что задержался с ответом. Был в командировке и получил твое письмо только вчера. Очень благодарен тебе за него. Немного с опозданием поздравляю с днем Победы, с днем нашей радости и веселья. Какой это был радостный день. Представляю, как хорошо и весело было в этот день в Москве, какой был исключительный салют. У нас этот день тоже отмечался. Были парад, салют, гулянья, только все в масштабах одной украинской деревеньки.
Теперь мы живем, как на действующем вулкане. Со дня на день ждем крупных изменений в нашей жизни. А пока работаю на сцене (в драмкружке). Мы переключились на легкий, веселый жанр мирного времени.
Немного о моих взглядах на жизнь. К большому сожалению, все наши школьные, книжные, высокие идеалы рухнули, и я оказался перед жестокой реальностью. В Акмолинске я еще верил в них, но, попав в армию, убедился, как утопичны были наши идеалы. Побывав во многих местах, встречаясь со многими женщинами и девушками, мужчинами и юношами, я нередко сталкивался с низменностью чувств, простотой нравов и понял, что дальше жить со свойственными мне взглядами невозможно. Надо подстраиваться к обстановке, к обществу…
Привет всем друзьям. Пиши, милая. Жму лапу. Владилен.

10 июня 1945 года. Ростов, п/п 21696 «К»
Здравствуй Тамара!
«Хрустальные замки и благородные принцессы» - все это рухнуло, исчезло, «как дым, как утренний туман». Но горят еще желания, хоть частично подняться в тот книжный мир, о котором мы мечтали с детства. Думаю, что это возможно, но только дома… в окружении близких по духу людей. Жду того дня, когда снова вернусь на гражданку… Хочу взяться за учебу. С нетерпением жду ответа. Жму руку. Вадик.

29 января 1946 года. П/п 21696 Г-3
Здравствуй Томочка!
Как жизнь молодая? Как сдали зачеты?.. Скольким мальчикам головы вскружили?
Знаешь, все хорошие воспоминания о школьной жизни у меня связаны с тобой. Как только перенесусь в свое прошлое, твой образ сразу же маячит перед глазами – «печальный, как ангел небесный, как демон коварный и злой». Я прекрасно понимаю, что ты перегнала меня. Уже на четвертом курсе института, а я даже школы не окончил. Вот и захандрил.
В моей голове сейчас такие страшно спутанные мысли о жизненных началах и путях, что я даже боюсь писать. Не посоветуешь ли какое-нибудь лекарство?..
Пиши! Мне дорого даже маленькое внимание. Жду. Целую крепко. Вадик.
7 марта 1946 года. Кировобад, Кировобадское военно-авиационное училище летчиков
Добрый день, милая подружка!
Сегодня получил твое письмо и растроган им. Твое теплое дружеское отношение очень радует и разгоняет тоску. Здесь, далеко… от моего круга людей и друзей, как-то обостряются все чувства. Мелкие жизненные волнения и истории выходят на первый план, занимают все мои мысли, одновременно радуя и огорчая. Иногда вызывают приступы безысходной хандры. Но эта горькая, тошнотворная пустота приходит временами, как приступ лихорадки, и очень быстро отпускает. Все это, наверное, потому, что я совершенно замкнут сам в себя, что очень и очень трудно. Не с кем поделиться своими мыслями, некому вылить душу, чаянья и надежды, воспоминания прошлого и мечты о будущем. Ты можешь себе представить, что я, это не я. Все мое хорошее и чистое глубоко запрятано, а снаружи осталась простоватая и грубая маска солдата. Идти против течения я не могу, иначе останусь одиноким и осмеянным. Я же слишком люблю компанию и не рискну отмежеваться от общей массы. В общем, новоявленный Чацкий, как это ни смешно…
Мне понравились слова К. Симонова:

Ложась в кровать, нам нужно перед сном
Знать, что на завтра просыпаться стоит,
Что счастье, пусть хоть самое простое,
Пусть мелкое, придет к нам завтра днем.

Я же служа в Армии, совершенно собой не располагаю.
…Наша с тобой дружба очень своеобразна. Ведь мы знакомы с пятого класса. С тех пор прошло уже 8 лет. Шутка ли сказать. В этом году нам исполняется по 21-му году…
Условия моей жизни в общем хорошие, если не считать отсутствия развлечений… Работа у меня очень интересная, она, собственно, и отвлекает меня от реальности. Впечатлений масса. Когда приеду, будет о чем рассказать, так, что уши развесите. Надеюсь летом получить отпуск…
…Нине Ермолаевой передай большой привет. Ведь в Акмолинске я был неравнодушен к ней… Вадик.

11 апреля 1946 года. Кировобад, Кировобадское военно-авиационное училище летчиков
Здравствуй Томка!
Спешу сообщить тебе свой новый адрес. Скорей отвечай на мои письма. Я очень соскучился…
Жалко, что отпуск пропадет. Работаю я по своей специальности, и это меня радует. Здесь часто бывает кино, танцы, да и в город можно сходить. Во всяком случае не так скучно, как было. Потому и время летит быстрее, приближая день моего возвращения домой. Писать пока особенно нечего. Я здесь еще как следует не прижился. Привет всем знакомым.
Вадик. Пиши скорей! Слышишь!!!

9 мая 1946 года
Добрый день, дорогая Тома!
Итак, наступила годовщина нашей Победы. Поздравляю тебя! В казарме почти никого нет. Все разъехались, кто домой, кто гулять в Баку. А мне некуда ехать. Сижу в комнате…
…Надеюсь, в Москве мы еще не один праздник встретим хорошо. Будет и на нашей улице праздник. Какой хорошей и интересной будет казаться жизнь на гражданке после 4-5 лет нелегкой службы…

10 мая 1946 года
Ну, так на чем мы остановились? Когда я был в Иране, свободного времени было полно, но на чем-нибудь сосредоточиться не удавалось. Ведь это – армия. Поэтому я занимался всем помаленьку, но бессистемно. Сочинял стихи и рассказы, изучал авиационные моторы и немецкий язык.
Час ночи. Я уже в карауле, только что сменился с поста. Все время идет дождь. Я мокрый до основания. Маленькая, сырая землянка. Как фабричная труба дымит коптилка. На коротких нарах, согнувшись в три погибели, лежат одетые солдатики в грязных сапогах. Спят, похрапывая, прижав к себе винтовки. Вот тебе маленькая картинка солдатской жизни. Пойду, посплю, а то в шесть часов опять на пост. Спокойной ночи…

29 сентября 1946 года. Кировобад, КВАУЛ
Здравствуй Томка!
Прости за долгое молчание. Времени у меня сейчас очень мало… Упорно долблю гранит науки. Ведь в этом году я хочу получить аттестат зрелости… Вот и взялся за ум. Вместе с бесшабашными парнями и наивными девочками сижу каждый день за партой, прилежно почесываю затылок да грызу карандаш над какой-нибудь… задачкой. Трудно мне приходится. Все старое забыл, а сейчас сразу прохожу программу за два класса. Не теряю веру в свою планиду – авось, когда-нибудь вырвусь на гражданку, в институт. Может быть, и из нашего брата что-нибудь толковое получится…
Будь здорова, дружок. Дай Бог тебе счастья. Остаюсь верен Вам по гроб жизни. Инок Владимир.

16 июля 1947 года
Добрый день, дорогая Тома!
…Ну, что тебе хорошенького написать. Жив, наполовину здоров – малярия временами треплет. Занимаюсь, как черт. Время идет очень быстро, и это хорошо, но до возвращения домой еще очень и очень далеко. Полугодие закончил довольно удачно за исключением тройки по сочинению. Знаний получаю не очень много, но аттестат получу. А это для меня самое важное. Скоро экзамен, а там… неизведанная, заманчивая, пугающая дорога в будущее. «Что день грядущий мне готовит?».
Я никак не решу, какую профессию выбрать, боюсь просчитаться, а ведь это – вся дальнейшая жизнь. Серьезно думаю о дальнейшей учебе… попытаюсь поступать в институт заочно (пока не решил в какой). Узнай, пожалуйста, есть ли поблажка для таких как я, т.е. для военнослужащих еще не демобилизованных. Разузнай все хорошенько. Жду с нетерпением твоего письма. Будь здорова, родная. Вадик.

P.S. Демобилизовался Вадик лишь в 1949 году. Окончил биологический факультет МГУ. Стал антропологом, кандидатом, а затем и доктором биологических наук. Был заместителем директора института антропологии при МГУ. Женился, воспитал двух детей. Сохранил юношеский романтизм. Был заядлым байдарочником.
Умер Вадик скоропостижно в 1993 году, прожив 68 лет.
Перечитывая пожелтевшие листки почти 60-летней давности, чаще присылаемые в виде треугольников (без конверта) и написанные карандашом, многое всколыхнулось в памяти.

Бронирование





Имя, телефон, email


Популярные ссылки

Тайланд
Сейшелы
Горящие туры
Бали
Хайнань
Мальдивы

Смотрите так-же



Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.